Мед работник с гепатитом

Мед работник с гепатитом

Профессиональные контакты с кровью являются одной из самых актуальных проблем здравоохранения в мире.

Существуют профессиональные заражения среди медицинских работников. Риск заражения у мед работников, имеющих дело со специальными манипуляциями, связанными с повреждением пациента составляют 0,5-1%. В основном это врачи хирурги, акушеры, стоматологи и сотрудники лабораторной службы. При переливании крови инфецированного ВИЧ риск заболеть составляет почти 100%. Если человек пользуется общим шприцем с больным ВИЧ- инфекцией риск составляет 10%.

Для медицинских работников и пациентов госпиталей большую опасность представляет контакт с возбудителями, передающимися через кровь. Сегодня известно более 20 различных возбудителей, передаваемых парентеральным путем. Наиболее опасны из них вирус иммунодефицита человека (ВИЧ), вирусы гепатитов В и С, которые могут передаваться с кровью и другими биологическими жидкостями на всех стадиях развития заболевания.

Профессиональный риск заражения возбудителями парентеральных инфекций достаточно высок. Ежегодно тысячи медработников инфицируются возбудителями кровяных инфекций.

Риск заражения в зависимости от «вирусной нагрузки» (количество вирусных частиц в 1 мл крови).

Возбудители

Количество частиц в 1 мл крови

Передача посредством уколов иглой

ВИЧ 10 – 10 000 0 – 0,3% (1/ 300)
НВV (гепатит В) 100 – 1 000 000 000 6 - 30% (1/5)
HCV (гепатит С) 10 – 1 000 000 3 – 6 % ( 1/20)

Профессиональный риск заражения инфекциями, передающимися с кровью и способы его снижения

Необходимо предотвращать контакты с кровью.

Необходима немедленная постконтактная профилактика.

· Риск зависит от концентрации вирусных частиц в крови источника инфекции и количества крови, попадающего к реципиенту.

1. Риск для медработников зависит от частоты и видов профессиональных контактов с кровью и распространенности заболевания среди населения.

Контакт медработников с кровью может возникнуть на различных этапах работы с острыми инструментами: при непосредственном использовании во время работы; после того, как работа закончена, во время утилизации.

Количество случаев контактов с кровью увеличивается при оказании скорой помощи, проведении забора крови для анализа, особенно во время дневных “пиков” оказания медицинских услуг и манипуляций. В такие периоды необходимо соблюдение дополнительных мер предосторожности.

2. К инструментам, представляющим риск для сотрудников лабораторной службы, относятся скарификаторы, иглы для забора крови и внутривенных вливаний.

· Приблизительная оценка риска передачи ВИЧ при глубоком проникновении полой иглы в мягкие ткани, составляет 0,4%.

· Передача кровяных инфекций возможна при контакте инфицированной крови с поврежденной кожей или слизистыми оболочками.

· Инфицирование при контакте с неповрежденной кожей представляется наименее вероятным (приблизительный риск оценивается в 0,05%)

Использование средств защиты

· Для предотвращения профессионального инфицирования при любых контактах с биологическими жидкостями пациента необходимо использовать средства защиты.

· Надевать перчатки необходимо при контакте со слизистыми оболочками, кожей, а так же биологическими жидкостями любого пациента.

· Если при проведении медицинских манипуляций происходит аварийная ситуация (прокол, порез), то кровь с наружной стороны иглы частично остается на перчатке. Количество крови, попадающей внутрь, при этом уменьшается на 46- 86%, а этого достаточно, чтобы снизить риск передачи возбудителей инфекции.

· Если процедура предполагает разбрызгивание крови или биологических жидкостей, при работе необходимо надевать специальные экраны или очки для защиты кожи лица, слизистых оболочек глаз, рта.

· Хирургические халаты, непромокаеме фартуки, нарукавники предохраняют одежду и кожу персонала от попадания на них крови и биологических жидкостей

Дезинфекция

Медицинский иструментарий, посуда, постельное белье, аппараты, забрызганные кровью и другими биологическими жидкостями подлежат дезинфекции согласно нормативных документов.

Инструкции и аптечка

1. На каждом рабочем месте должы быть инструктивно-методические документы и аптечки для проведения экстренных профилактических мероприятий в случае аварийных ситуаций.

2. Напальчники (или перчатки)

3. Лейкопластырь

4. Ножницы

5. Спирт этиловый 70%-ный

6. Альбуцид 20-30%-ный

7. Настойка йода 5%-ная

8. Перекись водорода 3%-ная

Меры профилактики заражения инфекциями, передающимися с кровью, при оказании медицинской помощи, обслуживании больных и работе с биоматериалами.

3. Необходимо соблюдать меры предосторожности при проведении манипулляций с колющими и режущими инструментами (иглами, скальпелями, ножницами и др.); использовать безопасные технологии.

4. Необходимо использовать средства индивидуальной защиты (хирургические халаты, перчатки, маски, защитные очки, шитки, нарукавники, фартуки, бахилы) при манипуляциях с кровью и биологическими жидкостями с целью предотвращения профессиональных контактов.

5. Медицинские работники с ранами на руках, эксудативным поражением кожи, мокнущими дерматитами отстраняются на время заболевания от медицинского обслуживания больных, контакта с предметами ухода за ними.

6. Во избежание ранений не допускается при заборе крови и других биологических жидкостей использование стеклянных предметов с отбитыми краями.

7. Недопустимо производить забор крови из вены через иглу непосредственно в пробирку.

8. Все манипуляции по забору крови и сыворотки должны выполняться при помощи резиновых груш, автоматических пипеток, дозаторов.

9. Любые емкости с кровью, другими биологическими жидкостями, тканями, кусочками органов сразу же на месте забора должны плотно закрываться резиновыми или пластмассовыми пробками и помещаться в контейнер.

10. В лечебных стационарах кровь и другие биоматериалы должны транспортироваться в штативах, помещенных в контейнеры, биксы или пеналы, на дно которых кладется 4-слойная сухая салфетка (на случай боя посуды или нечаянного опрокидывания).

11. Транспортировка проб крови и других биоматериалов из лечебных учреждений в лаборатории, расположенные за пределами данных учреждений, должны осуществляться также в контейнерах (биксах, пеналах), исключающих самопроизвольное или преднамеренное открывание их крышек в пути следования (замок, пломбировка).

12. При операциях необходимо использование методики «нейтрального поля».

Любое повреждение кожи, слизистых оболочек медперсонала, загрязнение их биологическими жидкостями пациентов во время оказания медицинской помощи должно квалифицироваться как контакт с материалом, который может содержать ВИЧ или другие возбудители инфекционных заболеваний.

Постконтактная пофилактика.

· Контакт с кровью или другими биологическими жидкостями при повреждении кожи (укол, порез)

· Снять перчатки рабочей поверхностью внутрь;

· Выдавить кровь из раны, укола;

· Обработать пораженное место одним из дезинфектантов (70% этиловый спирт, 5% раствором йода - при порезах, 3% раствором перекиси водорода - при уколах);

· Тщательно вымыть руки с мылом под проточной водой, а затем протереть их 70% раствором этилового спирта; на рану наложить пластырь, одеть напальчник;

· При необходимости продолжить работу - надеть новые перчатки;

· Контакт с кровью или другими биологическими жидкостями при неповрежденной коже

- Обработать место загрязнения одним из дезинфектантов (70% раствором спирта, 3% раствором перекиси водорода, 3% раствором хлорамина);

- промыть водой с мылом и повторно обработать спиртом.

· Попадание биоматериала на слизистые оболочки

· Ротовая полость – прополоскать 70% раствором этилового спирта.

· Полость носа – закапать 20-30% раствор альбуцида.

· Глаза – промыть глаза водой (чистыми руками), закапать 20-30% раствор альбуцида.

· Перед снятием одежды перчатки обеззараживаются.

· При незначительных загрязнениях биологической жидкостью одежда снимается и помещается в пластиковый пакет и направляется в прачечную без предварительной обработки, дезинфекции.

· При значительном загрязнении одежда замачивается в одном из дезинфектантов (кроме 6%-ной перекиси водорода и нейтрального гидрохлорида кальция, которые разрушают ткани).

· Личная одежда, загрязненная биологической жидкостью, подвергается стирке в горячей воде (70° С) с моющим средством.

· Кожа рук и других участков тела под местом загрязненной одежды протирается 70%-ным спиртом. Затем промывается с мылом и повторно протирается спиртом; загрязненная обувь двукратно протирается ветошью, смоченной в растворе одного из дезинфицирующих средств.

· Постконтактная профилактика

· Во всех лечебно-профилактических учреждениях необходимо вести “Журнал регистации аварий ”.

· Регистрации в журнале подлежат аварийные ситуации, связанные с попаданием большого количества крови или другого биологического материала на обширную раневую поверхность.

· После регистрации контакта медработникам предлагается пройти тестирование на наличие антител на ВИЧ.

· Первое обследование проводится непосредственно после аварии. Положительный результат будет свидетельствовать о том, что работник инфицирован и авария не является причиной заражения. Если результат отрицательный, повторное обследование проводится через 6 месяцев.

· Сотруднику на период наблюдения запрещается сдача донорской крови (тканей, органов).

· О происшедшей аварии, и проведенных в связи с этим мероприятиях, немедленно сообщают руководителю учреждения и председателю комиссии по внутрибольничным инфекциям. Результаты обследования медицинских работников на ВИЧ-инфекцию являются строго конфиденциальными.

Источник: Epidemiolog.ru

опубликовано 06/11/2009 03:23
обновлено 23/02/2013
Разное


Источник: http://lib.komarovskiy.net/profilaktika-professionalnyx-kontaktov-s-krovyu-sredi-medicinskix-rabotnikov.html
Мед работник с гепатитом

26–27 апреля 2007 года в г. Святогорске Донецкой области состоялись научно-практическая конференция и пленум Ассоциации инфекционистов Украины «Болезни печени в практике инфекциониста», на которых присутствовало 125 делегатов со всех областей Украины, из них 16 докторов медицинских наук, профессоров, и 25 кандидатов медицинских наук, доцентов.

С приветственным словом в адрес участников конференции выступила заместитель начальника Управления здравоохранения Донецкой областной госадминистрации Л.Г. Брижатенко. Она рассказала гостям о социально-экономических особенностях Донецкого края, а также о структуре заболеваемости в области. В Донецкой области проживает 10 % населения Украины, большинство из них — в промышленных городах. При этом на их долю приходится 25 % всех промышленных выбросов. Этим обусловлено то, что приоритетные позиции в Донецком регионе занимают болезни органов дыхания и инфекционные заболевания. Л.Г. Брижатенко выразила благодарность Ассоциации инфекционистов Украины за решение проводить конференцию и пленум в Донецкой области, пожелала присутствующим профессиональных успехов.

От имени ректората Донецкого государственного медицинского университета участников конференции поприветствовал заместитель проректора по лечебной работе проф. С.В. Грищенко.

Научную часть конференции открыла заслуженный деятель науки и техники, академик АМН Украины, профессор Ж.И. Возианова (г. Киев) с докладом «Место вирусных гепатитов в структуре инфекционной заболеваемости». Она отметила, что в структуре инфекционной заболеваемости вирусные гепатиты занимают особое место. В настоящее время каждый 4–5-й житель земного шара болел ранее или болен в настоящее время вирусным гепатитом. Среди хронической патологии печени на долю вирусного гепатита В приходится 20–30 %, а на долю вирусного гепатита С — 45–60 %. Ж.И. Возианова продемонстрировала присутствующим слайды, на которых отражены данные по заболеваемости инфекционными болезнями в г. Киеве, обратив внимание, что этот показатель выше для вирусных гепатитов, чем для СПИДа и туберкулеза. Затем профессор привела данные статистики по структуре хронических заболеваний печени в мире. Первое место занимает вирусный гепатит С, затем — гепатит В.

Во второй части доклада Ж.И. Возианова остановилась на характеристике вирусного гепатита С. Следует помнить о том, что острый вирусный гепатит С протекает незаметно, затем он переходит в хронический вирусный гепатит С, а затем в цирроз. Докладчик отметила, что нередко пациенты с этим заболеванием поступают в стационар уже на стадии формирования цирроза. Что касается прогноза заболевания, то при хроническом вирусном гепатите С есть период длительной ремиссии, однако случаев полного выздоровления нет. Эффективность лечения больного зависит от генотипа вируса гепатита С. Вирус обладает выраженной способностью к мутациям, у одного больного может обнаруживаться несколько генотипов вируса, поэтому вопрос о вакцинации на сегодняшний день является проблематичным. Наиболее тяжело поддается лечению и наиболее неблагоприятен в отношении прогнозов исхода заболевания 1-й генотип вируса гепатита С. При постановке диагноза вирусного гепатита С следует определить этиологию заболевания, генотип вируса, степень активности процесса, характер морфологических изменений. Минимальный объем исследований, проводимых больному для верификации вирусного гепатита С и определения терапии, должен быть следующим: определение анти-HCV методом ИФА, генотипирование и определение РНК HCV методом ПЦР, причем последний метод среди всех перечисленных является наиболее точным.

На проблеме хронического гепатита В остановилась д.м.н., профессор Л.В. Мороз (г. Винница). Каждый третий человек в мире инфицирован гепатитом В, 130 млн людей болеет хроническим вирусным гепатитом. Особенностью вирусного гепатита В является его разделение на HBe-негативный и HBe-позитивный. В Европе, в том числе и в Украине, преобладает HBe-негативный гепатит. При этом виде вирусного гепатита В цирроз печени развивается в 2 раза чаще.

Существует четкая прямая взаимосвязь между повышением уровня АЛТ и уровня смертности от любой патологии печени, связанной с HBV-инфекцией.

Цели терапии хронического гепатита В зависят от того, является гепатит HBe-позитивным или HВe-негативным. При HBe-позитивном вирусном гепатите В это возможность полного исчезновения или уменьшения вирусной ДНК, снижение АЛТ в сыворотке крови, исчезновение HВeAg и, по возможности, исчезновение HBsAg. При HВe-негативном вирусном гепатите В — снижение содержания вирусной ДНК, снижение АЛТ, по возможности исчезновение HBsAg на фоне улучшения гистологической картины. С 90-х годов XX века произошли существенные изменения лечебной тактики хронического вирусного гепатита В. Так, в начале 90-х гг. применялись простые интерфероны, в 1998 году начали применять ламивудин, в 2002 — абакавир, с 2004 года — пегилированный интерферон α-2а, а с 2006 года новой вехой в лечении хронического гепатита В стал энтекавир. В Украине в настоящее время применяются ламивудин и пегилированный интерферон α-2а. Далее профессор продемонстрировала слайды, отражающие эффективность отдельных препаратов, отметив, что при их применении у пациентов постепенно формируется резистентность, а также подробно остановилась на перспективах в терапии хронического гепатита В. Речь шла о комбинации двух пероральных нуклеозидов либо комбинированном назначении пегилированного интерферона α-2а и перорального нуклеозида или комбинации двух вышеперечисленных вариантов. Для предупреждения резистентности или в случае, если резистентность уже развилась, в комплекс лечения следует добавить следующие препараты: пегилированный интерферон α-2а в сочетании с нуклеозидным аналогом или же различные нуклеозидные аналоги. В заключение Л.В. Мороз подчеркнула, что лечение хронического вирусного гепатита В является достаточно сложным, и в настоящее время нет четко разработанной терапии этого заболевания, которая дала бы высокие положительные результаты.

Профессор И.А. Зайцев (г. Донецк) представил вниманию участников конференции доклад на тему «Новое в лечении больных гепатитом С». Прежде всего он отметил, что за 17 лет с момента открытия генома вируса гепатита С терапия этого заболевания претерпела существенные положительные изменения. Первоначальный опыт лечения интерфероном был неудачным — только у 20 % больных достигался устойчивый вирусологический ответ. Революцию в лечении сделало открытие эффективности рибавирина при этом заболевании, что позволило увеличить частоту устойчивого вирусологического ответа до 40 %. В настоящее время золотым стандартом лечения вирусного гепатита С (ВГС) является комбинация пегилированного интерферона и рибавирина, при применении которой стойкого вирусологического ответа удается достичь у 60 % больных.

Очевидно, что путями оптимизации терапии в настоящее время может быть отбор пациентов, хорошо отвечающих на терапию, и раннее исключение пациентов, у которых лечение обречено на неудачу. Вторым направлением является понимание значимости рибавирина в лечении больных ВГС и оптимизация его дозы. Еще одно направление — появление на фармацевтическом рынке и внедрение в клиническую практику новых препаратов. Профессор подчеркнул, что, несмотря на то что существуют новые пути оптимизации лечения, базисная терапия остается прежней — это высокоэффективная терапия комбинацией интерферона и рибавирина.

Далее И.А. Зайцев остановился на руководстве по лечению больных, отметив, что оно претерпело существенные изменения. В настоящее время подход определения показаний к лечению и модификации терапии строится на новом предсказательном правиле. Исследования показали, что существует ряд пациентов, у которых РНК ВГС не определяется уже через 1 месяц лечения, в связи с этим в практику введен новый термин — «быстрый вирусологический ответ» (на 4-й неделе лечения). Если на 4-й неделе вирус в крови определяется, а на 12-й его уже нет, то говорят о завершенном раннем вирусологическом ответе. Если концентрация вируса в крови на 4-й неделе ниже в 100 раз по сравнению с исходной, то говорят о частичном завершенном раннем вирусологическом ответе. У лиц с быстрым вирусологическим ответом вероятность достижения устойчивого ответа равна 88–91 % и продолжительность лечения может быть сокращена с 48 до 24 недель. У пациентов с частичным ранним вирусологическим ответом продолжительность лечения следует увеличивать до 72 недель. Благодаря наличию этого нового правила в настоящее время известно, как обеспечить положительный эффект от лечения у 77–88 % пациентов, инфицированных ВГС 1-го генотипа.

Что касается больных, инфицированных ВГС 2-го и 3-го генотипа, профессор отметил, что результаты применения у них комбинированной терапии также достаточно хороши. При наличии быстрого вирусологического ответа вероятность получения стойкой ремиссии в случае продолжительности лечения 16 и 24 недели отличается незначительно. Это является основанием рекомендовать «суперответчикам» лечение в течение 16 недель, а не в течение 24 недель, как это делалось ранее. У тех пациентов, у которых не наблюдается «суперответ» на лечение через 4 недели терапии, вероятность развития устойчивого ответа при стандартном курсе лечения 24 недели составляет всего 50 %. В настоящее время у пациентов, инфицированных вирусом гепатита С 2-го и 3-го генотипа, применяется следующая тактика. До начала лечения следует провести количественную, а через 4 недели после начала применения препаратов — качественную оценку на наличие вируса в крови. Если на 4-й неделе вирус не обнаруживается («суперответ»), то лечение следует продолжать до 16 недель. Если же на 4-й неделе вирус в крови определяется, то следует модифицировать терапию — увеличить дозу рибавирина до стандартной, дозированной по массе тела пациента, и продолжительность лечения должна составлять 1 год. В этом случае вероятность получения устойчивого вирусологического ответа увеличивается до 76 %.

Далее И.А. Зайцев остановился на вопросе оптимизации дозы и понимания роли рибавирина в лечении больных ВГС. Он отметил, что применение комбинированной терапии рибавирином и пегилированным интерфероном обеспечивает уменьшение частоты рецидивов в 2,5 раза. Эффективность лечения рибавирином прямо пропорциональна применяемой дозировке препарата, однако при значительном увеличении дозы развиваются побочные эффекты. С другой стороны, рибавирин в дозе менее 10 мг/кг не оказывает должного эффекта. Назначение стимуляторов эритропоэза при развитии побочных эффектов оказывает положительное влияние, но это увеличивает стоимость лечения в 1,5 раза, что пациенты, к сожалению, не всегда могут себе позволить. В таких случаях выходом из ситуации является снижение применяемой дозы рибавирина. Стандартное правило рекомендует снижать ее вдвое. Однако, по данным недавно проведенных исследований, при снижении дозы рибавирина более чем на 60 % эффективность терапии резко снижается. Поэтому в настоящее время существует следующее правило модификации дозы рибавирина. Для пациентов, не страдающих избыточным весом, стартовая доза рибавирина составляет 1000–1200 мг. В случае возникновения побочных эффектов дозу препарата следует снижать ступенчато по 200 мг до получения желаемого эффекта.

Следующую часть доклада И.А. Зайцев посвятил новым препаратам для лечения ВГС, которые будут доступны к применению в ближайшие годы, — новым интерферонам. По предварительно опубликованным данным их эффективность, к сожалению, будет ненамного выше, чем применяемых в настоящее время. Отличие новых интерферонов от имеющихся в настоящее время будет заключаться в кратности введения — 1 раз в 2 недели или 1 раз в 3–4 недели, что окажет положительное влияние на качество жизни больных. В настоящее время завершена II фаза исследований аналогов рибавирина. По предварительным результатам, большие дозы этих препаратов оказывают меньшее количество побочных эффектов, чем рибавирин.

Что касается новых противовирусных препаратов и иммуномодуляторов, действие большинства из них направлено на сывороточные пептидазы/хеликазы и на РНК-зависимую РНК-полимеразу. Эти препараты условно можно разделить на 3 группы: нуклеозидные и ненуклеозидные ингибиторы вирусной полимеразы и ингибиторы протеаз. Они будут позиционироваться прежде всего для лечения «неответчиков» на стандартную терапию. Таким пациентам планируется назначать так называемую «тройную» терапию — интерферон, рибавирин и новый препарат. Следует признать, что эти препараты улучшат результаты лечения, однако эффективность их комбинированного применения с интерфероном будет зависеть от эффективности интерферона. В заключение доклада профессор выразил надежду, что в последующие 5–10 лет в лечении ВГС произойдут существенные положительные изменения, благодаря которым это заболевание не будет считаться трудноизлечимым.

Патогенетическим средствам в комплексной терапии хронических вирусных гепатитов был посвящен доклад заслуженного деятеля науки и техники Украины профессора М.А. Андрейчина (г. Тернополь). Докладчик рассказал о новом направлении в гепатологии, которое формируется в настоящее время. Исследования последних лет показывают, что при многих заболеваниях имеет место эндотелиальная дисфункция. Она характеризует состояние активации и повреждения эндотелиальных клеток. Молекулы, которые экспрессируются эндотелием, являются маркерами его активации и повреждения и присутствуют в кровеносном русле. Их можно выделить при качественных и количественных лабораторных исследованиях. Одним из этих маркеров являются кусочки эндотелия, которые циркулируют в крови и визуализируются при микроскопии. Более объективным маркером являются тромбомодулины — поверхностные гликопротеиды эндотелиоцитов, которые принимают участие в процессах гемокоагуляции и фибринолиза. При повреждении эндотелия они выделяются в кровь. Е-селектин — специфическая адгезивная молекула, которая экспрессируется на активированных цитокинами клетках эндотелия, является маркером хронического воспалительного процесса. У больных хроническим гепатитом уровень Е-селектина может отображать выраженность воспалительного процесса и морфологических изменений в печени. Далее профессор рассказал о том, какие исследования маркеров эндотелиальной дисфункции следует проводить у пациентов с хроническим ВГС, продемонстрировал слайды, на которых отображены изменения концентраций этих веществ у пациентов с хроническим ВГС в латентной фазе и фазе реактивации. Так, резко повышается концентрация тромбомодулина и Е-селектина, особенно в фазе реактивации, что в определенной степени может служить критерием течения хронического гепатита С.

М.А. Андрейчин рассказал о клиническом значении эндотелиальной дисфункции у больных вирусным гепатитом С. Прежде всего повышение уровня маркеров повреждения эндотелия указывает на HCV-ассоциированную персистирующую активацию эндотелия, что способствует поддержанию очага воспаления в печени и способствует развитию фиброза. Во-вторых, повреждение эндотелиальных клеток синусоидных капилляров, вероятно, приводит к активации печеночных мононуклеаров, увеличению продукции цитокинов, свободных радикалов и коллагена. В-третьих, увеличение продукции провоспалительных и профибротических факторов способствует увеличению печеночно-сосудистого сопротивления, кровенаполнения печени, развитию ишемии и некроза печеночных клеток. Среди больных хроническим ВГС можно выделить 2 группы — к первой группе относятся больные, у которых заболевание сопровождается повышением активности АлТ, а ко второй — пациенты с ВГС и нормальным уровнем АлТ. В первой группе концентрация маркеров эндотелиальной дисфункции в крови повышена у значительной части больных, а во второй группе — у меньшего числа пациентов. То есть можно сделать вывод, что у отдельных больных ВГС, у которых АлТ в пределах нормы, определяя наличие маркеров эндотелиальной дисфункции, можно судить об активности патологического процесса в печени. О высоком уровне корреляции между концентрацией маркеров дисфункции эндотелия и активностью патологического процесса в печени говорят данные исследований. Таким образом, для получения лучших результатов лечения больных ВГС, терапевтические мероприятия должны быть направлены в том числе и на устранение эндотелиальной дисфункции.

Далее профессор рассказал о результатах исследований применения препаратов урсодезоксихолевой кислоты в сочетании с циклофероном у больных хроническим ВГС. Выявлено, что использование препаратов урсодезоксихолевой кислоты и дезинтоксикационной терапии в комплексном лечении таких пациентов способствует уменьшению проявлений эндотелиальной дисфункции. Современная этиотропная терапия ВГС a -интерфероном обеспечивает лучшие результаты при сочетании ее с коррекцией дисфункции эндотелия.

С современными подходами к своевременной диагностике и лечению вирусных гепатитов и гриппа участников конференции познакомил профессор С.А. Крамарев (г. Киев). Прежде всего он рассказал о распространенности вирусных гепатитов, обратил внимание, что у взрослых преобладают вирусные гепатиты С и В, а у детей — вирусный гепатит А, напомнил, что базисным методом диагностики вирусных гепатитов является ИФА. Далее профессор сообщил, что недавно появились иммунохроматографические экспресс-методы, для проведения которых не требуется специального оборудования и отличительными особенностями которых являются высокая чувствительность и быстрота получения результата (10–15 минут), поделился опытом применения этого метода для диагностики вирусных гепатитов и гриппа в клинике.

Вторая часть доклада была посвящена новым подходам к лечению вирусных гепатитов у детей. До недавнего времени комбинированная терапия ВГС не была разрешена, так как рибавирин рекомендуется назначать только пациентам старше 18 лет, а в настоящее время в американских протоколах лечения хронического вирусного гепатита С комбинированная терапия (α-интерферон и рибавирин) рекомендована детям старше 3 лет. Докладчик рассказал о собственном опыте применения комбинированной терапии у детей — стабильной ремиссии удалось достичь в 75 % случаев, а у детей с сопутствующей онкогематологической патологией — в 14,3 %. Затем профессор представил слайды, демонстрирующие результаты пилотных исследований у 15 детей, где применялся пегилированный интерферон: вирусологический ответ получен на 48-й неделе в 50 % случаев, а снижение вирусной нагрузки в 2 раза — у 70 % пациентов. То есть, по предварительным данным, эффективность такого лечения выше, чем у взрослых.

Доцент А.А. Заплотная (г. Донецк) представила доклад на тему «Патогенетическая терапия печеночной энцефалопатии». Она напомнила о том, какие формы печеночной энцефалопатии принято выделять в клинической практике — острая, латентная, клинически выраженная (хроническая, рецидивирующая) и особые формы (спастический парапарез и гепатоцеребральная дегенерация), перечислила стадии ее течения. Докладчик остановилась на различных теориях патогенеза печеночной энцефалопатии, в частности на теориях интоксикации аммиаком и ложных нейротрансмиттеров, подробно охарактеризовав каждую из них, а затем изложила принципы лечения, основанные на патогенезе. Это устранение факторов, которые могут провоцировать развитие печеночной энцефалопатии (запор, желудочно-кишечные кровотечения, прием алкоголя и некоторых лекарственных препаратов, таких как седативные средства, транквилизаторы, диуретики), уменьшение образования токсинов в кишечнике, устранение воздействия на ЦНС уже образовавшихся токсинов, ограничение потребления белка, назначение щелочных клизм, антибиотиков, подавляющих рост микрофлоры кишечника. Также пациентам с печеночной энцефалопатией следует назначать препараты, действие которых направлено на увеличение метаболизма аммиака, аминокислоты, препараты, действующие на дофаминергические рецепторы, антагонисты бензодиазепиновых рецепторов.

В рамках конференции прозвучало много других интересных докладов. Участники отметили высокий уровень данного мероприятия, поблагодарили его организаторов и выразили надежду на возможность участвовать в подобных встречах в будущем.

Подготовила Наталия Куприненко
«Новости медицины и фармации»


Источник: http://www.mif-ua.com/archive/article/1534
Мед работник с гепатитом